среда, 1 августа 2012 г.

1 Кор.13:4-5 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего…
Любовь имеет совершенное действие в нас. Есть симптомы любви, которые мы можем распознавать. Сказано, что любовь долготерпит — и ты начинаешь определять, есть ли в тебе терпение или даже долготерпение. Любовь милосердствует — значит, что любовь проявляет сердечную милость: когда надо бы поступить вот так, делается что-то большее. Любовь не завидует — она самодостаточна. Человек, который имеет любовь — никому не собирается завидовать, потому что он богат, он имеет это все, и ему еще прибавляется, потому что Бог есть любовь, и он БОГат, с большой буквы. Любовь не превозносится — потому что она и так превознесена: куда превозноситься, если это уже самая высота? Люди могут думать, что любовь — это когда приходится любить и врагов, потому что ты самый слабый, самый незаметный, но это неправильно. Любовь не гордится, гордится тот, кто унижен. Гордому человеку не надо гордиться. Значит ли это, что если тебя ударят по одной щеке — подставь хребет? Нет. Если тебя ударили по одной щеке, встань гордо и подставь то же самое. Люди считают, что заповедь «когда тебя ударят по одной щеке, подставь вторую» означает «пусть тебя растопчут». Нет. Это имеется в виду, что ты опять повернул лицо и снова принял ту же самую обиду. Подставь вторую щеку. Не затылок, не хребет, не еще одно место, а опять лицо. Если ты прав, тебя опять так же обидят, и ты так же терпишь, потому что понимаешь, что это — твоя честь. Щека — всегда честь.

Любовь не бесчинствует, т. е. не стремится обогнать какой-то чин. Она понимает, что все в этом мире гармонично. Нужно сначала прийти к солдату, потом к ефрейтору, потом к сержанту и так далее. Надо уважать Божью структуру, порядок. Порядок — это чины, существующие и в животном и в человеческом мире. Поэтому Библия не говорит, что мы должны поступать как угодно с любым чином. Мы должны уважать то, чего человек достиг, какую ответственность он несет — не бесчинствовать. Любовь не ищет своего. Почему не ищет своего? Потому что у любви вообще нет «своего» в принципе. Когда человек живет чужим,  это, наверное, счастье, потому что все, что он делает, он делает не для себя. К этому мы и стремимся: раствориться как самозабиралки и съедалки и каждый контролировать себя. Мы все время что-то делаем. Библия говорит: есть муравей, и нет у него начальника, но он — делает. Вот мы с женой, пастора, — кто у нас начальник? Мы особенно думаем: насколько я сегодня съел хлеб, а сколько я дал?  Насколько  принес мыслей? Насколько я потрудился? И это очень важно, чтобы не обеднеть, не обнищать. В Библии говорится: «немного поспишь, немного подремлешь... и придет бедность твоя»… Каждый час, каждый день тобою ищется, чтобы не осталось что-то непосеянное, что начнет гнить в тебе, начнет быть праздным в тебе. Поэтому ты все время думаешь: принес ли ты сегодня больше пользы, чем ты использовал? Если я сегодня не сделал больше КПД, не отдал больше в этот день, то я уже обнищал за этот день. Конечно же, мы говорим не столько о какой-то конкретной работе, но и о ней тоже. Это все применимо, если ты сеешь, жнешь или выращиваешь кроликов. Любая работа, любой КПД, степень добра — взвешивается. Поэтому здесь и говорится о любви, которая взвешивает. Я думаю, любовь — это и есть взвешивание, чтобы никакое зло не пришло через тебя в этот мир.   Tim

Комментариев нет:

Отправить комментарий